Отправьте нам сообщение

Мы получим Ваше письмо на Email и обязательно ответим

АФРИКАНСКИЙ ОВЕРЛЭНД. Часть 2 - УГАНДА. В гостях у наших предков

Накуру (кемпинг Кембу) – Джинджа (кемпинг Nile high (418 км)

Подъем в 4 часа первого утра Нового года. Не слабо! Быстро собрали палатки и сложили в багажное отделение трака. Уже готов завтрак – яичница с беконом, чай и кофе с гренками. Супер! С поваром, конечно лучше, чем самим готовить, как это было в прошлый раз в Африке. В пять часов выезжаем. Кругом стоит густой туман. До границы с Угандой – 325 км по дорогам А104 и В1. Границу будем пересекать в пограничном пункте Бусиа. От Бусиа до Джинджи ехать дорогой А109 еще 93 км. Хороший переход для первого дня года!

Устроились, насколько это было удобно в своих сиденьях, и продремали около двух часов. Дорога сносная, каждому было по одному двухместному сиденью – хорошо, что нас было всего 12 человек в 26-местном траке! Можно было для дополнительного удобства положить на сиденья матрасы, которые использовались в палатках. А в проходе под него рюкзак - тогда вообще был люкс. За окном в утреннем тумане проносились типичные кенийские пейзажи – слегка холмистая зеленая местность, красные дороги, редкие зонтичные акации. 

Многочисленные поселки, мелькавшие за окном, были похожи один на другой – бедные домики, сбитые на скорую руку из досок или листов железа. Некоторые были сложены на скорую руку из кирпича – часто без соблюдения вертикальных и горизонтальных линий – понятие уровня и отвеса в строительстве, здесь, по-видимому, неведомо. Крыши везде из гофрированного железа. 

Я представляю, как в доме жарко днем! Когда с самолета мы увидели многочисленные солнечные зайчики на земле, первой мыслью было, что это балуются дети с зеркалами и ловят этими отражениями самолет. Но оказалось все проще – это отражали солнце новенькие оцинкованные крыши. Более старые крыши – уже поржавевшие, такого эффекта не давали и вблизи казались нескончаемой коричневой лентой.

Домов с глинобитными стенами и соломенной крышей около дорог уже почти не встретишь – здесь это признак бедности. А ведь в них всегда прохладно и свежо даже с самую жаркую погоду! Хотя, в то же самое время, от соломенных крыш ни здесь в Африке, ни в Европе, никто не отказался. Сейчас современные постройки под соломенной крышей являются признаком уже не бедности, а благополучия и достатка. И многочисленные отели, жилые дома, приусадебные постройки под соломенной или тростниковой крышей свидетельствуют об обеспеченности и хорошем вкусе хозяев.

Через пару часов достигли г. Кисуму. Здесь жили предки президента США Обамы. Его окружает слегка холмистое нагорье на высоте около 2000 м. В этих местах прекрасные условия для выращивания чая. Кругом, куда ни кинь взгляд – чайные плантации. Город расположен на берегу озера Виктория и практически все его жители заняты в рыбной промышленности и производстве хлопка или чая. 

Сделали короткую остановку в отеле Tea умыться и выпить чашечку кофе. Задерживаться в городе нет времени, хотя известно, что здесь можно неплохо отдохнуть на одном из трех островов озера - Русинга, Мфангано и Такавири, вытаскивая рыбку из озера в присутствии наблюдающих за этим занятием фламинго. Миллион фламинго мы уже видели вчера на озере Накуру, а рыбалку решили отложить до Индийского океана и вытащить хорошего марлина не менее 100 кило весом. Чего размениваться на каких-то окуней – их и у нас хватает! 

В стороне мелькнуло озеро Виктория, но никакого желания выезжать на берег не было – кругом застройки, огороды и бродит пасущийся скот. Да и купаться, говорят, в нем нельзя - можно подхватить шистоматоз.

До г. Бусиа – переходного пункта границы с Угандой – остается 138 км, но последние 60 км до границы были самыми тяжелыми – дорога ужасная. Колдобина сменяется ямой, а та – рытвиной. Нужно не разевать рот – можно запросто прикусить язык. Кроме того, доставали в каждом поселке и городке постоянные счетверенные «лежачие полицейские». Это было настоящее испытание как для нашего Мерседеса, так и для нас. Наверное, по-другому здесь и нельзя. Хоть и так, но правила скорости по населенному пункту соблюдаются. Правда, в большинстве мест и не разгонишься из-за плохого качества дорог.

К 11 утра достигли пограничного перехода. Здесь уже жарко. Высота нагорья снизилась до 1100 м над уровнем моря. На границе, на первый взгляд, хаос – скопление большегрузных машин, повозок, большого количества старых и потрепанных легковых машин. Казалось, мы проведем здесь полдня. Но, заполнив бланки декларации и сдав их на кенийской стороне, мы, на удивление быстро прошли нейтральную полосу и вышли на угандийскую сторону. 

Зайдя в помещение и, предъявив для просмотра виз паспорта, вышли в ту же дверь. Можно было бы и не заходить сюда, а сразу пойти в ворота Уганды. Белому человеку здесь везде открыта дорога. Никто и не подумал бы попросить показать наши паспорта. То же самое было и на обратном пути в Кению. 

На нейтральной полосе чуть не арестовали Олю. Стоим себе спокойно в сторонке и ожидаем оформления проезда машины. Вдруг слышим резкие крики на англо-угандийском:– мы тебя арестуем и посадим в тюрьму! Зайдя за угол, видим, как здоровенная толстая и черная тетка в полицейской форме держит двумя руками нашу Олю (нежное и хрупкое создание) и куда-то тащит. Подскочив со Стивеном стали разбираться, в чем дело. 

Оказывается, она нарушила закон – закурила на нейтральной полосе! Где это написано или нарисовано? – спрашиваю тетку. - Вон там! – Где? Покажите! Ведет и показывает какую-то маленькую инструкцию в помещении для заполнения бланков. – Так это же в помещении нельзя! – У нас тут кругом помещение! границы! (в этом-то бедламе). И снова давай тащить. Уже не арестовывать, а платить штраф. С трудом нам со Стивеном удалось ее уговорить разжать свои клещи и отпустить бедную Олю. Хорошо, что та тетка не успела набросить на руки стальные браслеты. А то бы Оля узнала, что такое еще и угандийское КПЗ. 

Вот мы уже и в Уганде. Как ни странно, но дорога была хорошего качества, и наша машина уже летела со скоростью 90 км в час. По обеим сторонам дороги – небольшие кругленькие глинобитные домишки с соломенными крышами. Рядом с ними во многих местах выстроены новые кирпичные квадратные домики, а старые круглые либо оставлены в качестве запасных, либо в них вырезаны нижние части и получилось что-то вроде беседки. Везде копошатся кучи босоногих маленьких детей.

По дороге сделали только одну остановку на фруктовом рынке – купили ананасов, манго и здоровенный плод Джако весом больше 10 кг ($3). Он напоминает громадную грушу и растет прямо на стволах деревьев. Важно только не ошибиться и выбрать спелый. Тогда будет очень вкусным. А если достанется не очень спелый, то все руки будут в липкой и клейкой массе, которая с трудом отмывается-оттирается даже щеткой. Мы как раз такой, долго выбирая, и купили - красивый, зеленый и неспелый! Еле отодрали потом руки от налипшего клейстера. 

Краткая справка по Уганде: - это восточно-африканское государство расположено в благодатной экваториальной области Африки. На севере граничит с Суданом, Кенией на востоке, Танзанией и Руандой на юге и с Демократической Республикой Конго на западе. Уганда прошла непростой путь развития в 20 веке. Кто интересуется ее историей – желательно посмотреть фильм «Последний король Шотландии», в котором отражена одна из самых печальных страниц ее истории - времени правления Иди Амина. 



Сейчас на основной части страны, кроме некоторых районов севера, граничащих с Суданом и Кенией, стабильный порядок и туристы могут находиться здесь в безопасности. Площадь страны: 236,036 кв. км. Большую часть ее территории занимает нагорная равнина с многочисленными холмами, долинами и обширными саваннами. На востоке, на границе с Кенией расположен горный массив-Эльгон, поражающий великолепными водопадами. Спи и Мерчисон на Севере Западе. Уганда окружена горными массивами: на северо-востоке - гора Морото, на западе - горный массив Рувензори (Лунные горы) и на юге - Вирунга. Территория страны хорошо увлажнена. Почти пятую часть ее площади занимают заболоченные территории или открытые водные пространства: озеро Виктория, озеро Киога, озеро Альберт, Джордж и другие более мелкие озера. Растительный мир Уганды очень разнообразен - вокруг озер произрастает влажная тропическая растительность, ана юго-западе страны расположен лес Бвинди – настоящие африканские джунгли!

Вот туда, в эти джунгли, мы и направляемся! Там еще живут те, с кем хотят встретиться все туристы, посещающие Уганду – горные гориллы. Всего в мире их насчитывается около 650 особей. И все они живут только в этой части нашей Земли!

К четырем часам вечера прибываем в г. Джинджа, расположенном на берегу озера Виктория. Машина сворачивает в сторону от города, движется несколько километров вниз по течению реки Нил и заезжает в огороженный от внешнего мира кемпинг Adrift/Nile high Campsite, уютно расположившийся на высоком берегу Нила. Немного моросит дождик. Кемпинг переполнен. Весь upgrade (дополнение к своим палаткам - комнаты, тенты под крышей и коттеджи) разобран – остался только один дорм – небольшое помещение с двумя рядами в три-четыре этажа коек. Короче говоря – комнатушка на 12 спальных мест! Наши одинокие мужчины и австралийская пара решились на дорм (который к ночи заполнился до отказа!), а остальные, несмотря на моросивший дождь, поставили палатки. Все-таки в них просторнее и лучше. А чего стоит свежий ночной воздух с Нила!

Этот кемпинг является отправной точкой хваленого рафтинга по порогам истока Нила. Зная, что здесь мы будем ночевать на обратном пути в Кению, мы заранее на него записались. Некоторые из нас, начитавшись всяких страшилок про рафтинг в этих местах, сначала отказались от сплава, а, затем, переборов эти опасения, все же пошли на него и не пожалели! 

Второе активити, которым можно здесь заняться – джампинг в пучину Нила со специальной вышки высотой метров 50-60. Это удовольствие стоит 40 долларов. Больше в Джиндже делать и смотреть нечего, кроме еще, пожалуй, самого истока Нила – места, где знаменитая и самая длинная река в мире выливается из озера и течет почти 7000 км на север.

Вскоре дождик прекратился и мы, расставив палатки на мокрой траве, прогуливаемся по кемпингу. Он красиво расположился на высоком берегу Нила. На самом обрыве построен бар с большой верандой с мягкими и уютными уголками. Туристы посиживают, потягивают различные легкие и не очень напитки и любуются окружающим пейзажем. Вдали слева видна стена гидроэлектростанции, прямо под нами красивый и широкий порог с островом. Справа, насколько хватает взгляда – широкий разлив реки с бурными водоворотами. Закатное солнце опускается за противоположный от нас склон Нила, озаряя небо и воду разноцветными красками зарницы. После захода солнца ночь наступает очень быстро. 

Наш повар Вестон зовет на ужин, а гид Стивен оглашает программу на завтра: - выезд в 9 утра, остановка на пару часов у супермаркета в столице Уганды г. Кампала. За это время мы со Стивеном должны проплатить и оформить разрешения на посещение национального парка Бвинди в офисе компании Mt. Gorilla Nest, отвечающей за проведение Горилла-трека. 

Потом разместимся на ночь в кемпинге Red Chili, расположенном в одном из пригородов Кампалы. А уже следующим утром – большой переход - почти 500 км до озера Буйони, на котором мы проведем три дня. Здесь разделимся на две группы, и у каждой будет свой день в разных местах джунглей на встречу с нашими дальними родственниками – горными гориллами.

Что делать в Джиндже? – Пойти на рафтинг, сделать джампинг - прыгнуть с вышки в Нил, посмотреть на устье Нила, побродить по старым улочкам города и окунуться в теплые воды Нила.

2 января. Дорога в Кампалу. Кемпинг Red Chili

Приехав в Кампалу, остановились у большого супермаркета и, взяв такси, поехали со Стивеном в офис компании Mt. Gorilla Nest, отвечающей за проведение Горилла-трека. Здесь же, к счастью, находился и офис фирмы Adrift, проводящей рафтинги в кемпинге Джинджи. Сразу убили двух зайцев. Офис очень солидный – красивый овальный четырехэтажный дом с внутренним парком и охраной. Находится на ул. Kira rd., 7. Напротив – какая-то английская миссия. 

Заплатили деньги – по 500 долларов за человека и получили т. н. permit – именные разрешения на посещение горилл в определенный день и определенное место джунглей. Сначала, когда готовились к такой поездке и, узнав, что такой однодневный поход к каким-то обезьянам стоит такие деньжищи, я опешил и подумал, что ищут лохов. Но, вникнув глубже в эту проблему, мы все поняли, что это мероприятие стоит таких денег. Горные гориллы - это уже большая редкость и они остались во всем мире только в этой части Африки на границе трех стран – Уганды, Конго и Руанды.

К двум часам дня приехали в кемпинг Red Chili. Он оказался самым навороченным из всех виденных ранее. Хороший апгрейд – все взяли по недорогому коттеджу с двумя спальнями на четверых. Стоимость ночлега получилась $12 на человека. Здесь можно было постираться и расплачиваться кредитными карточками! А еще был бар с холодными напитками, небольшой бассейн и Интернет! 

Ехать в шумный и пыльный город совсем не хотелось, и Кампала как-то прошла мимо нас. Паша с Леной, правда, ездили на такси в центр города и, вернувшись через пару часов, сказали, что мы ничего не потеряли, оставшись в кемпинге. На обратном пути у нас будет по плану целый день в Кампале, тогда что-нибудь посмотрим.

Что делать и смотреть в Кампале? Можно сходить в музей Уганды, посетить бахайский храм (один из семи, построенных во всем мире), мечеть им. М. Каддафи, кафедральный собор, место захоронения бывших правителей Буганды – Касуби Томбс.

3 января. Дорога к озеру Буньони. 470 км

Сегодня ранний подъем в 5 утра. Тяжеловато подниматься рано, но все понимают – впереди длинная дорога в 470 км до озера Буньони. Нужно проехать этот путь за один световой день, так как по дороге ночевать негде, не считая многочисленных «Хилтонов» и «Иннов» под ржавыми жестяными крышами по цене 1 доллар за двух человек в ночь. Таких отелей на дорогах полно, а приличных кемпингов, управляемых европейцами – ни одного.

По первоначальному плану мы должны были провести на озере Буньони только две ночи и один день, но изменившиеся обстоятельства (из-за межэтнических волнений населения и перекрытия ими дороги по пути в заповедник Самбуру, куда мы должны были попасть в начале путешествия), компания АТС изменила планы по Уганде и решила нам сделать приятное – вместо двух ночлегов в неуютном Кисоро, сделать четыре на озере Буньони. Мы сначала начали было роптать - что мы там будем делать? 

Но, как потом оказалось, это было хорошее и правильное решение организаторов. Должен отметить, что, несмотря на отвратительную связь, наш Стивен всегда умудрялся решать все возникавшие вопросы с АТС. Это не то, что в нашем первом путешествии, когда совсем не было нужной нам обратной связи с английским Overland Club, в котором наш гид – белый человек благородного английского происхождения, присвоив все сданные ему на поездку деньги Local payment, исчез от нас на полпути в Малави!

Стивен – прямая противоположность нашему прошлому Джастину. При первом знакомстве я, честно сказать, немного расстроился. Ожидал увидеть бравого белого молодца или молодуху австралийского или канадского происхождения. А на первую встречу в Найроби к нам, вырядившимся в футболки со специально разработанным фирменным логотипом, пришел небольшого роста черный кениец лет сорока с отсутствовавшими четырьмя верхними зубами во рту. Поначалу мы все испытали разочарование. 

Но через неделю постоянного общения, чувствуя его внимание и заботу о нас, понимая его юмор и дружелюбие, мы взглянули на него совсем по-другому. Он по-отечески заботился о нас, хотя мы все были старше его по возрасту. Нам всем чувствовалось его уважение к «мзунгу» - белым людям, которым он хотел только добра и хотел показать самое лучшее, что он знал и видел сам на дорогах, по которым мы ехали. Да и мы, невольно чувствуя свое белое превосходство, могли управлять им, направляя его мысли в нужную нам сторону. И он направлялся! 

А попробуй это сделать с белым гидом! Особенно типа нашего прошлого Джастина. Как потом мы узнали, Стивен был много лет инструктором по альпинизму и десятки раз водил группы туристов на вершины гор Килиманджаро и Кения. Потом, получив во время одного из восхождений травмы, стал работать в более безопасном виде туризма – оверланд-путешествиях. Зубы пообещал вставить к концу туристического бума весной.

Очень здорово в таком управлении со Стивеном и АТС мне помогали со своим безупречным английским наши австралийские туристы – Эрика и Шейн. Было видно, как они поначалу было расстроились, что в группе только одни русскоязычные с весьма посредственным знанием английского, а некоторые вообще – ни бум-бум, или только немецкий. Когда мы долго говорили между собой, особенно весело и громко за столом, Эрика обижалась, что ничего не понимает. Дошло как-то даже до слез и истерики. 

Понимая их относительное одиночество среди нас, везде старались их привлекать и переводить наши разговоры, шуточки и анекдоты. Через несколько дней уже все было нормально – они научились основным русским фразам и предложениям, ну а наши смогли подтянуться с английским. А вообще, многое было понятно и без слов – поднятый стаканчик с виски и бутерброд с салом – означал приглашение к столу во время дальней дороги. Но, когда был рафтинг, они с удовольствием сбежали от нас на другой плот к своим соотечественникам.

Переменного качества дорога идет через многочисленные поселки и поля, засаженные кукурузой, сахарным тростником, деревьями манго. Пасется круторогий скот – быки и коровы – с причудливо загнутыми вверх длинными рогами. Такие быки, помнится, изображались на картинах, показывавших староукраинский быт. Сейчас их что-то на наших полях не видно. А здесь все быки и коровы такие вот круто-длиннорогие. 

На всех обочинах около водоемов с коричневой водой идут постирушки, и потом белье раскладывается прямо на траву или кусты для просушки. Рядом копошатся в пыли босоногие и черномазые не только от грязи и пыли дети. В среднем, каждая угандийская женщина производит на свет около 7-8 детей! Но и смертность тоже большая. Более продвинутые употребляют контрацептивы и регулируют рождаемость. А так – это бесконтрольный процесс – сколько Бог пошлет. И он не забывает своих людей в Африке. 

Наша дорога идет все время на юго-запад. Сначала вдоль озера Виктория до города Masaka, а затем поворачивает на дорогу, ведущую к Kabale через Luantonde и Mbarara. Где-то после полудня делаем остановку на бензозаправке в г. Мбарара – туалет, чай, кофе. Рядом стоит какой-то, судя по-всему, недешевый отель и в нем много белых людей. Что они тут делают? А так все то же, что и везде – обшарпанные дома, бесконечные магазинчики и базарчики. Но люди в Уганде не такие навязчивые как в Кении. 

Никто не просит открыто денег и не навязывает своих услуг. Нравится вещь – бери. Не нравится – смотри и проходи дальше. Это в Кении невозможно зайти на рынки – как продуктовые, так и сувенирные. Стоит там только зайти или бросить случайно взгляд на понравившуюся вещь – облепят как мухи варенье. Смотрят на белую физиономию и загибают сразу же непомерную цену – «Ай гив ю гуд прайс!». 

Если есть желание купить вещь, говорим сразу в пять-десять раз дешевле. Продавец начинает рисовать фломастером на руке новую цену – чуть ниже первой. И так до бесконечности, т. е. до нужной нам цены. А можно сделать еще проще – сказать свою цену и не получив согласия, уходить. Затем, как бы невзначай, вернуться снова. Как правило, завидев старого покупателя, продавец соглашается с нашей, более реальной для нас, ценой. А лохов он найдет чуть позже.

Кончается равнина и начинается горная местность. Кругом красивые зеленые холмы с эвкалиптовыми лесами, маленькие речки с коричневой водой. Машина понемногу набирает высоту, поселков становится меньше и через пару часов впереди среди холмов, показались голубые поверхности. Это озеро Буньони (Bunyonyi) и здесь мы будем три дня.

Заезжаем в Bunyonyi Overland Resort - весьма приличный кемпинг - отель. Взяли комнаты в домиках с кирпичными стенами и удобствами внутри и стоящие прямо на берегу озера на высоких сваях тенты с кроватями внутри и удобствами снаружи. 

Установка собственной палатки входит в цену путешествия, за апгрейд нужно доплачивать. За комнату – $12, за тент – $6 с человека. Здесь есть ресторан, бар и дорогой сувенирный шоп со множеством антикварных и редких африканских вещей, поступающих с соседних центрально-африканских стран. Есть небольшая гавань с несколькими настоящими выдолбленными из цельного дерева каное, которые можно брать напрокат. Рядом хороший мостик с лежаками для купания и отдыха. Кругом чистота и много цветов.

Что делать на озере Буньони? Здесь прекрасное, чистое и глубокое озеро с неплохой рыбалкой и купанием. Можно попробовать поуправлять выдолбленным из цельного дерева каное. Отсюда километров 70 до джунглей с гориллами. Можно совершить прогулку в деревню пигмеев. И вообще - здесь хороший релакс.

4 января. Путешествие к пигмеям 

Наконец-то можно хорошо выспаться, накупаться и поплавать в озере. Вода нормальной для нас температуры – градусов 20. Озеро находится на высоте 1950 метров над уровнем моря и здесь не бывает жарко. Это одно из самых глубоких озер в Африке – в некоторых местах глубина достигает 1800 м (из информации в нашем кемпинге). Тогда получается, что оно самое глубокое в мире, так глубина Байкала всего 1640 м. 

Туристов здесь привлекает большое количество живописных островков, на которых обитает и гнездится более 200 видов птиц. Здесь можно встретить разгуливающих прямо на огородах крестьян символов Уганды – венценосных журавлей. В озере нет шистоматоза, крокодилов и гиппопотамов, так что в нем можно смело купаться. Очертания озера на карте похожи на силуэт жирафа – длинная шея, туловище и две длинные ноги. 

Согласно выданным именным разрешениям, четыре человека (австралийцы и россиянки) из нашего коллектива выехали сегодня рано утром на трек к гориллам, а мы – киевляне – выезжаем завтра. Так что сегодня мы решили поехать на другой конец озера и посмотреть, кто такие пигмеи и как они живут. Заплатив $60 за эту экскурсию, группой 8 человек садимся в большую моторную лодку и выходим с нашего залива на другой конец озера – в «переднюю ногу жирафа» по карте. Идти около часа. 

Мимо нас проплывают берега озера, большие и маленькие острова. На одном из больших островов стоят заброшенные сооружения – здесь был приют для прокаженных. На соседнем островке сохранился небольшой дом – здесь жил доктор-англичанин, лечивший этих больных. Сейчас в его доме небольшой музей. 

Все местные жители передвигаются по озеру на каное, выдолбленных из цельного ствола дерева. Нужен целый месяц, чтобы выдолбить ее и такое судно будет служить около десяти лет. Устойчивость и скорость передвижения такой лодки очень хорошая. Управляя одним веслом, они, на глазок, даже нагруженные, быстро плыли. Такому способу передвижения здесь - уже многие тысячи лет.

Озеро очень большое, с красивыми изрезанными берегами и имеет множество мысов и заливов. Кругом зеленые холмы, поросшие лесом. Но, если приглядеться, то можно различить, что это не лес, а посадки бананов, деревцев кофе, чайных кустов. Они взбираются вверх по склонам, переваливают вершину и снова бегут вниз. Поражают не только горы, а то, что они возделаны до самых макушек. Прямоугольники полей спускаются от вершин почти до воды. Просто удивительно, как люди умудряются их возделывать. Все холмы и склоны берегов озера, какой бы они не были крутизны, обработаны крестьянами обыкновенными мотыгами. Никаких следов техники. 

Все склоны имеют вид террас – какой колоссальный и титанический труд сотен поколений! Когда видишь всё это, понимаешь, насколько неправы те, кто упрекает всех африканцев без разбору в природной лени. Да, ритм жизни и мировоззрение у них, действительно, другое - это так, но нельзя же судить обо всех одинаково…. 

На склонах холмов стоят, утопая в зелени бананов и кукурузы, аккуратные домики-мазанки под соломой, напоминая патриархальные времена в Украине.

Считается, что террасное земледелие пошло именно отсюда – из этого района Уганды. Но, правда, такие же возделанные поля на горных склонах, мы встречали в Перу и Эквадоре.

Наш рулевой сворачивает ближе к берегу и выключает мотор. По инерции лодка плавно и тихо движется к берегу. Среди травы видно какое-то шевеление. Ба-а! Да это же венценосные журавли - символ Уганды! Пасутся себе на огородах и не ничего не знают про то, что их изображения украшают и флаг, и деньги Уганды. Спокойно разгуливают по огороду с картошкой, что-то выклевывают из земли и, осматриваясь вокруг, гордо вскидывают свои царственные венценосные головы. Настоящие красавцы – не зря гордость страны! 

Все тут же набросились фотографировать это чудо. Несмотря на выключенный мотор, близко к ним приблизиться не удалось – не выдержав очередных восторгов и щелканья фотокамер, они лениво взмахнули крыльями и, разбежавшись, тяжело отлетели на соседний огород. На обратном пути нам встретились еще несколько особей, которые уже подпустили к себе поближе.

Плывем вблизи от берега через заросли громадных светло-фиолетовых кувшинок. По их широким листьям прыгают очень красивые длинноногие птички типа наших трясогузок. 

Проплыв еще немного, пристаем к берегу, на котором стоит группа детишек, явно ожидающих нас. Не успела лодка ткнуться носом в болотистый берег, как их количество удвоилось, и все они дружно закричали: «Мзунгу, гив ми мани». 

Подарив детям специально взятые для них подарки и игрушки, мы вместе с нашим рулевым-провожатым двинулись по тропинке в гору. С каждым шагом, количество наших сопровождающих из местного населения увеличивалось. Но это еще были не пигмеи, а их нормальные по росту соседи. К детям присоединялись их мамаши и другие дальние и близкие родственники. 

Выйдя на дорогу, мы оказались уже в толпе местных жителей, каждый из которых стремился попасть в объектив фотоаппарата и снять за это мзду. Когда просьбы дать деньги стали бесконечными, я сам попросил у одного - «Give me money or bread. I’m hungry» (дай деньги или хлеб. Я голоден). Если бы кто видел его лицо в эту секунду! Более удивленного выражения я в жизни не встречал. 

Пройдя в такой обстановке около километра, мы увидели внизу по склону несколько небольших глинобитных домиков, покрытых соломой. Это и есть деревня пигмеев, принадлежащих к племени бамбути. Правда, обратил я внимание, не все домики были настоящими пигмейскими – у настоящих «лесных людей» дома целиком - и стены и крыша - сделаны из листьев. Здесь же у части домиков стены были глинобитными. Но у другой части сооружений, и стены и крыша были сплетены из листьев. 

Наш провожатый познакомил нас с вождем этой общины – небольшого роста коренастым мужчиной лет пятидесяти. Издали казалось, что это такие же нормальные люди, как и те, которые провожали нас и остались стоять на дороге, поджидая нас для обратной дороги к лодке. Нормальные пропорции головы и тела. И только подойдя ближе для приветствия и встав рядом, стало ясно, что они действительно меньше нас по росту. Я, не отличающийся высоким ростом человек, всего каких-то 175 см, рядом с ним почувствовал себя Гулливером – он был мне по плечо!

Мы спустились по тропке на площадку в центре деревушки, поздоровались и уселись на скамейку. После обоюдного приветствия, самый шустрый мужчина, не вынимая цигарку изо рта, сделал к нам залихватский разворот и начал выделывать коленца. В танце приняло участие еще пару мужиков вместе с малыми детьми. Женщины стояли поодаль в полукруге и пели веселую ритмичную мелодию, позванивая какими-то колокольчиками, а все мужики дружно отплясывали. 

Несколько мальчишек отстукивали ритм на барабанах и в ладоши, и подыгрывали на каких-то небольших трубках, сделанных из дерева или тростника. Во второй песне уже несколько женщин присоединились к танцующим. Вызвали и наших в круг. Особенно отличились Тома, Лена и Паша. Все это напоминало какой-то пъяный перепляс в русской деревне. Может быть, они что-то и принимали для настроения. Еще до нашего отплытия нас предупреждали, чтобы мы не брали никаких спиртных напитков, так они легко к ним восприимчивы. Наверное, как наши чукчи.

Исполнив еще такой же танец, концерт, наконец, закончился. Затем прошла церемония вручения подарков (детские машинки, куколки, зеркальца, калькуляторы и др.). Чтобы избежать столпотворения при дележе, решили все отдать в руки старейшины, а он уж пусть сам разбирается, кому и что давать. По моей просьбе главный танцор представил свою жену и трех малолетних детей. 

Как они сюда попали? Ведь обычно пигмеи живут в лесах и редко на равнинах. Здесь, на берегу озера, по их словам, они живут, выйдя из леса, уже около 20 лет. За это время некоторые девушки и парни нашли себе пары среди нормальных жителей прибрежной части озера и ассимилировались. Так что, еще через два-три поколения, эта община пигмеев исчезнет и растворится среди местных жителей.

Пройдя по деревушке и заглянув в одну из раскрытых дверей домика, я ужаснулся потрясающей бедности – в домике не было НИЧЕГО! В одном углу были угли от костра, в другом – на голой земле - спальное место с какими-то лохмотьями. Очаги в доме используются только в периоды дождей. Обычно женщины готовят еду на воздухе: у одной из хижин варился обед в очень большой кастрюле - очевидно варили сообща на всю общину. Из кастрюли торчала, как мне показалось, детская ручка. Подойдя ближе, я понял, что это лапа обезьяны – варился суп из обезьяннего мяса. 

Чуть поодаль паслось несколько коз и худосочных коров, ниже по склону росла кукуруза и картошка – вот и все пропитание. Поэтому они не брезговали другими видами мяса. Даже не было видно, чтобы постоянные визиты туристов, как-то сказались на их благосостоянии. Среди обитателей этой общины я заметил только одного старика. На мой вопрос, сколько ему лет, он с гордостью ответил – 57! Старожил! Почти как у Достоевского: «И вот в комнату вошел старик пятидесяти лет…». Но у нас это было 150 лет тому назад.

Кто же такие пигмеи на самом деле? Согласно современным этнографическим исследованиям, пигмеи состоят из нескольких племен, проживающих в лесах Уганды, Конго, Заире, Центрально-Африканской Республике и Камеруне. Их представители действительно небольшого роста (не больше полутора метров), но самое главное, что они живут в удивительной гармонии со своей средой обитания – тропическими джунглями. Живя в них, они выработали в себе способности выживания в этих лесах – прекрасно ориентируются, знают на кого охотиться, какие плоды и травы можно употреблять в пищу. Считается, что они принадлежат к так называемой «донегроидной» африканской культуре.

Освоение джунглей бантуязычными племенами, жившими в саваннах и их истребление «лесных людей», постепенно вытеснили пигмеев в самые далекие уголки африканских джунглей в разных странах центральной Африки. Еще совсем недавно охота на «лесных людей» среди некоторой части населения Конго и Заира считалась высшим шиком. Они и сейчас являются закрытой от цивилизации общностью. И только очень немногие, жившие на границе джунглей и саванн, как, по-видимому, здесь на берегу озера Буньони, очутились на виду у открытого мира. 

Это так называемые «туристические» пигмеи. Такие же есть и масаи в Кении. Они привыкли к визитам туристов, не стесняются своего быта, устраивают концерты и вызывают зависть у своих соседей – нормальных угандийцев, которые стояли и наблюдали за всем происходящим с пригорка. Посмотрев их первобытные жилища, у меня даже закралось сомнение – может быть, они живут не здесь, а где-нибудь в другом месте в более нормальных домах, а сюда приезжают только «подзаработать», как у нас в этнографической деревне Пирогово под Киевом. Но нет, присмотревшись, увидел предметы быта, которыми нужно ежедневно пользоваться и нет смысла приносить их каждый день для спектакля.

В конце визита были выставлены на продажу туристам предметы быта и сувениры, изготовленные их собственными руками и украшенные геометрическими рисунками в стиле африканского примитивизма: музыкальные инструменты – один барабан, трубки, музыкальные колокольчики, лук со стрелами, ножи, сосуды-калебасы из дикой тыквы и другие. Один мальчишка постоянно ходил и целился из лука в объектив видеокамеры. Пришлось, подальше от греха, купить у него этот лук вместе со стрелами.

Эта встреча с пигмеями потрясла меня просто своим фактом - вот, мол, я в числе немногих людей познакомился с пигмеями! И выйдя от них, подумалось: "Наконец-то я увидел настоящую Африку". Таких записей в моем дневнике оказалось несколько, и всякий раз мне казалось, что я увидел "настоящую" Африку. И она действительно была везде! 

На обратном пути решили отметить день рождения Виктора и попросили нашего рулевого подыскать какой-нибудь необитаемый островок. Через полчаса он причалил к небольшому островку, где все же был небольшой домик под соломенной крышей, но в нем никто не жил. Среди луговой травы разгуливали два венценосных журавля. Завидев приближающихся мзунгу, они нехотя взмахнули крыльями и перелетели подальше от нас на другой островок с засохшим посередине деревом. 

Этот островок имел интересную и поучительную историю. Еще в недавние времена родители высаживали на него своих непутевых дочерей, согрешивших и забеременевших до брака. И оставляли ее на нем безо всяких средств существования…. Вот такие нравы царили здесь еще недавно. Это, конечно, кажется странным и диким при полуголом существовании в условиях вечного лета.

5 января. Трек к гориллам

Сегодня, наконец, будет то, ради чего мы забрались так далеко – едем к гориллам! Для многих людей именно Уганда ассоциируется с местообитанием горилл – самых крупных представителей наших предков - приматов. Они остались только в гористой местности на границе трех стран Уганды, Руанды и Конго. В Уганде всего два национальных парка, где можно увидеть горилл — Бвинди (Bwindi) и Мгахинга (Mgahinga). 

Краткая справка: согласно научным исследованиям, существует 3 подвида горилл (западная и восточная равнинные, и горная). Они во многом схожи, и многие ученые утверждают, что все гориллы принадлежат к одному виду. Западные равнинные гориллы являются самыми малыми по размеру из этих трех подвидов, с короткой, почти чёрной, шерстью (от чёрного до серовато-коричневого окраса) и коричнево-рыжими волосами на голове. Живут они в лесных областях Центрально - Африканской республики, Конго, Камеруна, Габона, Экваториальной Гвинеи и Нигерии. 



Почти все гориллы в зоопарках - западные равнинные. Благодаря труднодоступности мест обитания, их численность выше, чем у других подвидов - около 10000. Восточные равнинные гориллы больше по размерам, чем западные. Почти все восточные равнинные гориллы живут на востоке Заира. В зоопарках имеется всего несколько особей этого подвида. В природе насчитывается около 5000 восточных равнинных горилл. 

Горные гориллы (Gorilla gorilla beringei) - самые крупные из всех подвидов. Они имеют длинную черную шерсть, которая согревает их в относительно холодном горном климате. Живут горные гориллы в горах (1650 - 3800 метров) на границе Заира, Уганды и Руанды (вулканы Вирунга). Ни одной горной гориллы не содержится в неволе. 



Это самые крупные из существующих сегодня антропоидов. Во всем мире их осталось не более 650, и они занесены в международную Красную книгу. Жизнь этих великанов всегда была окутана легендами и неправдоподобными историями, До сих пор многие племена, постоянно обитающие в непроходимых джунглях африканского тропического леса, испытывают неподдельный страх, замешанный на суеверии, когда речь заходит о них.



Выезжаем еще затемно в половине шестого утра на восьмиместном 4 WD микроавтобусе. Едем в национальный парк Бвинди – туда у нас получено разрешение. Он расположен на границе с Конго. Это около 70-80 километров по горной дороге и часа за три должны доехать. Джунгли Бвинди находятся на юго-западе Уганды, охватывая части районов Канунгу, Кисоро, и Кабале. Это одна из самых богатых флорой и фауной областей в Африке. Здесь обитают многочисленные стада слонов, редкого гигантского лесного кабана и около десяти разновидностей обезьян, множество разновидностей летучих мышей, грызунов и редких птиц. Но главная ценность Бвинди – горные гориллы. 

Дорога поднялась от озера на вершины холмов, окружающих озеро и постепенно начало светлеть. Взору открылись потрясающие фантастические пейзажи – долины, залитые утренним туманом и освещенные первыми лучами восходящего солнца – там было озеро Буньони – та его часть, которая «голова жирафа». С другой стороны, над вершинами высоких гор, были белые въетнамские шапки облаков. Там уже Конго. Туда, где сходятся границы Конго и Уганды, мы и держим наш путь. Там национальный парк Бвинди, который был образован в 1991. В настоящее время парк занимает площадь 331 кв. км. По числу разновидностей растений это самый богатый тропический лес в Уганде. 

Раннее утро, а на дорогах уже кипит жизнь. 

С первыми лучами солнца люди идут за водой или дровами. С водой здесь проблема. Воды, как правило, у домов нет. Мы не видели ни одного колодца возле домов. Все идут с канистрами куда-то вдоль дорог, потом спускаются в долины и где-то там - далеко внизу есть вода, которую и приносят оттуда в желтых канистрах. Ходят за водой все, кто в состоянии поднять уже пару килограммов груза. Такое впечатление, что всю первую половину дня они занимаются обеспечением жизни для второй половины дня. И так каждый день. И всю жизнь...

Забираемся все дальше и выше в горы. И вот, наконец, мы и приехали. Это Nkuringo – один из четырех входов в Национальный парк Бвинди. Он находится на высоте 1894 м над уровнем моря. Маленькая вывеска «Паркинг» на поляне, говорит о том, что здесь нужно оставить нашу машину и дальше, к месту сбора, идти пешком. Женщины даже здесь остаются женщинами и перед встречей с гориллами все приводят себя в порядок. Пройдя метров сто, оказываемся на пригорке, на котором расположилась небольшая беседка. В ней находится информация по гориллам и будет инструктаж, и отсюда мы выйдем на трек к гориллам. Персонал парка уже на месте и ждет нас. 

Из информации на территории парка: Горных горилл всего в мире около 650 и они живут в двух популяциях в районе вулкана Вирунгу в Руанде и Конго и здесь – в НП Бвинди в Уганде. Здесь их около 300 особей, а остальные находятся в Вирунгу. Сотрудники парка отслеживают изменения в популяции каждые пять лет. В 2006 году они провели генетический анализ для определения групп и индивидуумов. 

Почему мы видим горилл так близко, если они дикие? Гориллы, естественно, боятся человека, и обычно будут либо убегать, либо вести себя агрессивно по отношению к человеку. Гориллы, которые посещаются людьми, имеют приобретенное поведение. То есть, из-за частых контактов с человеком у них исчезает страх перед ним и они видят в людях что-то нейтральное, ничем не угрожающее их жизни. С другой стороны, и гориллы вводят нас в свой мир. Деньги ($500), которые туристы платят за один день, а точнее – час, знакомства с гориллами, идут на содержание парка и создание новых рабочих мест для его обслуживания.

Руководитель сверяет наши паспорта с заявкой, знакомит с нашим гидом Мозесом и дает добро на выход. Мозес рассказывает о правилах поведения в национальном парке: "Дорога займет около трех часов в один конец по горным тропам джунглей; первым будет идти рейнджер с Калашниковым на случай встречи с опасными дикими зверями - его не обгонять; соблюдать основной закон джунглей: больше молчишь – больше видишь. Прямой контакт с гориллами будет всего один час и ближе семи метров к ним не подходить». 

Через двадцать минут выходим на тропу, ведущую вглубь джунглей. Сначала широкая, она постепенно сужается и набирает высоту. Местами очень грязно, мокро и скользко – вчера был дождь. Сегодня будет тоже – предупредили нас. Пока ясно и светит солнце, верить в это не хочется. Постепенно тропа берет круто вверх и скорость ходьбы резко снижается. Под ногами скользкие камни и корни деревьев. Нужно помнить основные правила хождения по горным тропам: всегда иметь две точки опоры, не вставать на мокрые корни и не прыгать с камня на камень. 

Вокруг – зеленая стена джунглей – высокие и густые трава и кусты, сплетающиеся с деревьями – с тропы сойти невозможно. Первое впечатление – в джунглях никого нет - почти полная мертвая тишина. Из-за этого всё вокруг выглядит весьма таинственно и устрашающе. Но стоит остановиться и постоять в тишине несколько минут, как все вокруг оживает и начинает двигаться, начиная от мелких жучков и кончая грызунами и обезьянами. И в самом деле, животные джунглей очень осторожны. Они наблюдают и ожидают, пока вы пройдёте через их место обитания. Здесь все так, как было тысячелетия назад – те же запахи и те же звуки дикой Африки. Вот она – настоящая Африка!

Через час тропа перевалила через одну гору и начала спускаться вниз. Вдруг Нгомо - охранник с Калашниковым, шедший впереди, внезапно остановился и приложил руку ко рту – «Тихо!». Мы увидели прямо на нашей тропе огромную свежую кучу вторичного продукта. Сразу вспомнилось известное выражение из книги Оруэлла «1984 год»: - «Кто сдает продукт вторичный, тот питается отлично!». Слону есть что сдавать! Сомнений нет – это слон только что был на нашей тропе! Если он повернет обратно – бежать нам некуда! Он все равно догонит и тогда… 

Об этом уже не хотелось думать. Это не очень хорошо – нужно или обходить, если он идет по ней, или обождать, пока он с нее сойдет. Рейнджеры решили осторожно идти по тропе вперед и, пройдя по ней метров двести, увидели большой туннель в кустах - на наше счастье, слон свернул с тропы, и пошел напролом налево через кусты и заросли. Поднявшись немного по тропе, мы увидели его громадную спину метрах в ста от нас. Соблюдая тишину, тихо прошли по тропе мимо. Наш гид Мозес сказал, что это одинокий слон, с которым лучше на тропе не встречаться.

Прошло уже почти два часа, а мы все карабкаемся вверх и вниз. Время от времени Мозес с кем-то переговаривается по рации. Согласно показаниям GPC, достигли перевала высотой 2266 м и прошли около 6 км. Почти 300 метров поднялись по вертикали по горным тропам джунглей! Нормальная скорость по горам, особенно после дня рождения! Кто ходил по горам, тот знает, что такое набрать сто метров высоты. А тут все триста! Отсюда открылась вся картина горной части Бвинди – нескончаемые джунгли и два цвета – зеленый и голубой – джунгли и небо... 

Пройти через этот лес без тропы практически невозможно, так как плотный покров трав, лиан, деревьев и кустов образует единое целое. Это и есть настоящие африканские джунгли. И сама мысль об этом возбуждает. Где-то здесь был и Тарзан! Уже идем третий час. Где же эти гориллы могут быть? Чего, черт возьми, им так далеко забираться в лес? Здесь ведь тоже много свежих листьев и молодых побегов ветвей, которыми они питаются. 

После короткого отдыха спускаемся к небольшому ручью, на другой стороне которого виден крутой склон градусов 60, поросший высокой крапивой, травой и кустарником в рост человека. Идущий впереди Нгомо показывает на туннель в траве и говорит: «это шли гориллы - нам тоже туда и там нас ждут». Кто «ждут» мы не стали уточнять. Конечно же, гориллы! – уселись в кружок на бревнах на полянке и ждут нас для фотосессии. 

Вместе с Мозесом они начали расчищать путь наверх своими мачете. Туда же невозможно подняться! Через тучи мошкары, карабкаясь и цепляясь за кусты и обжигая руки о крапиву, поднялись метров на сто вверх и увидели там поджидавших нас на небольшой площадке двух других рейнджеров. Так вот с кем Мозес переговаривался по рации! Они вышли на пару часов раньше нас и отследили семью горилл, которая постоянно мигрирует по джунглям в поисках пищи, удаляясь от дня вчерашнего порой на несколько километров. 

Еще раз выслушав наставления относительно поведения при встрече с гориллами, оставляем все лишние вещи на тропе и берем только оптику. Гориллы уже ждут нас! По словам рейнджеров, мы вышли на самую большую семью горных горилл численностью 44 особи. Обычно в семьях от 2 до 30 особей. Какой же это самец, если он управляется с такой семьей? Роберт поясняет, что у горилл всегда главенствует самый старый и опытный. Отличительная особенность вожака – серебряная полоса шерсти (поседел от забот и старости?) на спине. Его называют Silver Back – «серебряная спина» - так же в Уганде зовут старых и уважаемых людей. 

В семье всегда есть более молодые самцы, подростки, детеныши и несколько самок – все они черноспинные. Без вожака группа не может долго существовать и, в случае его внезапной гибели, семья обычно распадается, а ее отдельные члены уходят в другие группы. Среди самок также имеется «любимая жена» - которая больше всех нравится самцу. Она доминирует над другими самками и, в результате, имеет больше от него детей. «Вес» остальных самок так же увеличивается, если они имеют детей.

Иерархия проявляется у горилл в очередности следования по тропам или при занятии сухих мест во время дождя. В целом же превосходство членов семьи друг над другом не заметны так сильно, как у других обезьян. Гориллы более демократичны в отношениях друг с другом. 

Мозес еще раз повторяет, что здесь мы пробудем только один час. Но трудности перехода от одного животного к другому, наш азарт и желание увидеть и отснять как можно больше и лучше – передались нашим рейнджерам. И они, забыв о времени, старались показать нам как можно больше и с наиболее лучших точек, если только можно было так назвать крохотные пятачки и места, на которых можно было стоять восьмером на крутых склонах горы. 

В итоге мы пробыли около полутора часов на встрече с нашими предками. Они не вышли, к сожалению, всей семьей сразу, не представились и не уселись перед нами в удобных для фотосессии позах. А сидели, скособочившись, на ветвях деревьев. Жевали листочки с молодой корой и лениво отворачивались. И нашим рейнджерам приходилось проявлять чудеса эквилибристики на крутом склоне, чтобы своими мачете расчистить к ним путь от высокой травы и ветвей.

Вот наш новый сопровождающий внимательно осматривает кусты и ветви деревьев, улавливая самые незначительные звуки и движения ветвей, и указывает на первую гориллу, сидящую на дереве. Это молодой самец. Ест кору молодых веточек и совершенно нас не замечает. Наши сопровождающие помогают занять нам лучшие позиции для съемок, а сами приступают к поискам новых особей этой семьи. 

На соседнем дереве сидел (а?) другая горилла и тоже жевала молодые побеги, снимая зубами мягкую корочку. Вот так и проходит вся их жизнь – полдня жуют, а потом полдня спят. Их можно снимать до бесконечности. Только потом, уже просматривая отснятые кадры, понимаешь, что выражение их лиц-морд одно и то же. Разные только повороты голов и жующие челюсти. Не было ни намека на агрессию, хотя наши взгляды и встречались. Пока мы делали съемку и тихо переговаривались, рейнджеры осуществляли поиск новых особей. 

Теперь мы и сами видим, что семья действительно большая - кругом шевелятся и трещат кусты. Вот зашевелились кусты за густыми зарослями папоротника и один из рейнджеров начал расчищать туда путь. 

Около земли – тучи мошкары. Вся земля – сплошное удобрение. Лучше туда не смотреть. Подходим еще к одному самцу, сидящему на дереве. Он посмотрел на нас, свалился от удивления с дерева и удрал в заросли. Несколько минут потеряны. Переходим, точнее, переползаем в другое место, в которое нас ведут наши сопровождающие. Здесь, метрах в десяти от нас, мамаша с малышом. 

У малыша видна только спинка. Самка делает свое дело – жует веточки и листья. Наверное, этим занят и малыш. Один из рейнджеров ведет запись, сколько и кого мы увидели. По-моему, каждая горилла в его талмуде имеет свое имя, и я не удивлюсь, если он различает их по лицам-мордам. По его подсчетам, мы увидели 15 штук (человек?, особей?). 

Нам приходится стоять на маленьком пятачке утоптанного склона. И каждый хотел выбрать для себя более удобную позицию для съемки. Это было нелегко. Некоторые соскальзывали вниз, пугая этим животных. Те либо лениво отворачивались, либо прыгали вниз по склону и исчезали в зарослях. Рейнджеры тем временем выискивали и расчищали путь к новым, обнаруженным ими, животным. Изредка гориллы лениво поворачивали к нам свои жующие головы. Позы их не всегда были удобны для фотографирования – или задом, или боком. Так и подмывало подойти и попросить их занять более удобную позу – настолько мирными и ручными они казались. Но правила игры не позволяли это сделать.

Ну вот, наконец, и старый самец Silver Back! Серебряная спина! Это была наша последняя удача сегодня. Тоже сидит, повернувшись к нам боком, и тоже жует! Он скрыт ветвями, и наши помощники потихоньку расчищают к нему путь в высокой траве. Вот он встал во весь рост, потянулся за какой-то веткой и не реагирует на посторонние звуки стрекота фотокамер. Гигант! Рост около двух метров. Прошло минут пять и он, кажется, обратил на нас внимание – смотрит внимательно, не сводя с нас глаз. 

Говорят, что нельзя встречаться с самцом гориллы взглядом. Нужно отвести глаза в сторону, иначе он может расценить это как агрессию и напасть. Но отводить взгляд не хотелось, и я смотрел прямо ему в глаза - то так, то через объектив видеокамеры. И хотелось понять, что он думает, глядя на нас. Как стать человеком? Но, видимо, не почувствовав никакой агрессии с нашей стороны, он снова отвернулся и стал жевать свои любимые листочки и веточки. 

Мозес дал команду всем спускаться вниз. Время свидания давно истекло. Полтора часа пролетели как одна минута! Так как я пришел к самцу на узкую тропинку первым, то уходить пришлось, как патрону из обоймы, последним. Я остался на склоне совсем один, но страха не было, а было только любопытство. Уходить совсем не хотелось – до вожака было всего каких-то семь-десять шагов и меня так и подмывало сделать эти шаги к нему навстречу. Как бы давая знать, что спектакль закончен и нужно закрывать занавес, Silver Back привстал и, дернув за одну ветку, другой закрыл себя. Теперь, с легким сердцем - спуск вниз.

Мы видели их! Ну, не всю семью сразу – примерно одну треть. 

Да-а, вот именно это и была самая настоящая Африка! 

И еще было чувство, будто мы заглянули вглубь веков и увидели подлинную первозданную Африку и ее первых обитателей... 

Обратная дорога, несмотря на внезапный, но обещанный еще утром, тропический ливень, показалась короче. Да, собственно, так оно и было, так как мы вышли в другую долину и по ней обратный путь был ближе. 

Несмотря на дождевики, промокли изрядно. Получив сертификаты о посещении горилл, нам предстояло еще пройти километра три под дождем вниз по ущелью, так как наша машина решила не рисковать на скользкой горной глинистой дороге и перед началом ливня спустилась ниже. Спустившись на дорогу, встали под скальный уступ, под которым прятались от дождя мальчишки и несколько коз. Минут через десять нас разыскал водитель и мы, мокрые и радостные, загрузились в машину. Был четвертый час дня. 

Дорога домой, как всегда, показалась короче. На ней шла обычная африканская жизнь – шел скот с пастухами, брели в резиновых сапогах мужики с мотыгами, шли дети и женщины, неся на головах корзины с продуктами и воду. Здесь, в стороне от горилл, тоже примитивная жизнь, хотя и несколько другая.

Мужики здесь какие-то невзрачные и мрачные. Одеты в кургузые пиджачки, стоптанные ботинки или резиновые сапоги. Зато женщины! Всегда веселые, ярко одетые, улыбающиеся, с ребенком на руках, за спиной или в животе, да еще и с грузом на голове. Стройные и неунывающие даже в старости! Мимо нас прошла большая группа около 20 ярко одетых женщин. Даже водитель от удивления остановился. 

Они дружно шли, напевая и пританцовывая при этом. Все были одеты в яркие разноцветные и красивые платья с высокими «угандийскими» плечиками. На голове почти у каждой была какая-нибудь поклажа. И несли они ее, ничуть не придерживая руками. Мы как-то попробовали – ничего у нас не получалось. А эти – идут и поют для себя, любимых! Полный контраст с мужиками, парочка которых мрачно плелась за ними.

Что еще посмотреть в Бвинди? В пределах Национального Парка проводятся многочисленные экскурсии к водопадам различной степени трудности, сплав по рекам Муньяга и Музабиджиро через целую вереницу порогов и небольших живописных рифтовых озер.

6 января. Отдых в кемпинге. Детский дом.

После вчерашнего трека хочется ничего не делать. Только отдыхать и отдыхать. Да и вся одежда грязная и хорошо бы постираться. Договариваюсь с одним из служащих кемпинга и через час он приносит мокрым и невыжатым то, что ему давали. Доллар его вполне удовлетворил, а я показал ему как нужно отжать принесенную с одеждой воду. Нимало не смутившись, он с моей помощью быстро провернул эту операцию и помог развесить все на кустах – так здесь делают все.

Пока я занимался этой прозой, оказывается к нам приехал какой-то парень и о чем-то беседовал с нашей Эрикой (я видел его еще вчера вечером и подумал, что он клянчит что-то для себя). Так вот, этот парень по имени Дункан, оказался директором детского дома для детей, больных СПИДом и этот дом находится неподалеку. Он предложил поехать, посмотреть и кто чем может – помочь. Так я, к сожалению, пропустил эту возможность познакомиться с еще одной из сторон жизни Уганды. Поэтому привожу без купюр рассказ моей сестры Ольги, которая «рискнула» на такой вояж.

«Узнаем от Эрики, нашей австралийской матери Терезы, как ее называли за глаза, что есть возможность посетить детский дом (приют) для детей-сирот и больных СПИДом и оказать им посильную помощь игрушками и одеждой. Особого энтузиазма это сообщение у нашей группы не вызвало, пожалуй, кроме последнего пункта. Оно и понятно. Каждому на отдыхе хочется отвлечься от своих и, тем более, чужих невзгод. Одно дело здоровые на вид дети на дорогах, бегущие за машиной с возгласами «мзунги, мзунги» и восторженно машущие нам вслед. 

Они вызывали у нас ответные улыбки. А тут детский дом, да еще не вполне здоровый контингент. В голове всплывали разные жуткие истории про суровые нравы в наших советских и уже несоветских детских домах, жестокость детдомовских детей, черствость и ограниченность их воспитателей. В общем, восторга Эрики по поводу внезапно свалившейся возможности пообщаться с больными детьми мы как-то не разделяли и смущенно переглядывались между собой. 

Мое решение составить компанию Эрике и ее мужу и поехать в приют, пришло спонтанно, на уровне подсознания. Да и не хотелось, если честно, выглядеть в глазах австралийцев немилосердными. В конце концов, буду посланником от всей нашей украинско-российской группы. Австралийка Эрика, путешествующая с нами, по специальности педагог и работает в Брисбене с детьми с «ограниченными возможностями». Без ума от своей работы и может часами говорить об этих детях. На мой вопрос нравился ли ей эта работа и не лучше ли работать с нормальными детьми, она категорически ответила ”I love them”.

На следующее утро за нами приехал элегантный молодой африканец красивой наружности 23-х лет с рюкзаком за плечами, скорее похожий на студента старших курсов вуза, чем на директора детского дома. Общительный, тут же продемонстрировал, как правильно разрезать и есть экзотический фрукт – джако. Захватив с собой подарки, мы – Эрика с мужем, я и Стив, шофер нашей оверлэндовской машины, тронулись в путь. 

Через полчаса пути въехали в небольшой поселок в горах. Внизу расстилается озеро Буньони. Отсюда вид на озеро потрясающий. Оказалось, здесь, на поляне, строится капитальное кирпичное здание школы. Правда, рабочих мы не увидели и строительного крана тоже. Дункан пояснил, что все делается вручную, поэтому строительство идет медленно, буквально по кирпичику. Официального финансирования нет, и школа возводится только на спонсорские деньги. 

За поляной – огороженное каменным забором небольшое, но вполне приличное одноэтажное строение. Здесь офис и жилые комнаты для детей. Рядом, под навесом от дождя и солнца, - два учебных класса, отгороженных друг от друга банановыми стеблями. Идут уроки. С любопытством разглядывая нас, дети затараторили на английском языке типа приветствия. Снова уселись на длинные скамейки, урок продолжается. После каждого задания поют задорную песенку, хлопая в ладоши, как бы нахваливая учителя «you are а good teacher» и себя заодно. Честное слово, слезы выступили на глазах. 

Явно больных, калек и несчастных с пронзительным взглядом из-подлобья что-то не заметно. Наоборот, выражение лиц детей счастливое и безмятежное. Выглядят опрятно и все в чистой одежде. Открытые, не зажатые, и все время улыбаются. Дункан пояснил, что эти дети в основном сироты, по разным причинам остались без родителей, в том числе и умерших от СПИДа. Возраст – от 3-х до 7-ми лет. Основные уроки в школе – английский и арифметика. 

Проходим за перегородку в другой класс. Такие же любопытные и восхищенные взгляды. Дункан приглашает провести нам урок английского. Все очень просто. На стене плакат с обозначением цветов и фигур. Нужно назвать цвет по-английски, либо название фигуры. Сложнее сочетать все вместе. Первой вызывается Эрика. Ну, ей сам бог велел. Она ведь учительница в школе для больных аутизмом. Дети от Эрики в восторге, Эрика – от детей. Дункан чуть не плачет от умиления. Указку берет Шайн, муж Эрики. Чувствуется, учительских навыков нет, но спасает чисто английское произношение. 

Наступает моя очередь. Ни навыков, ни произношения. От волнения с трудом формулирую вопрос. Как ни странно, понимают. Лес рук. В награду мне тоже спели песенку: ю а гуд тича. Понимаю, что мне до Эрики далеко, но все равно приятно. До Стива дело не дошло. Урок английского окончен. 

Гурьбой вываливаемся на улицу. Дети облепляют нас со всех сторон, осторожно берут за руки. Каждый старается взять твою руку в свою ладошку, деликатно поглаживают по руке и заглядывают в глаза. А вдруг ты станешь их спонсором, или усыновишь, как Мадонна. Мадонной себя не почувствовала, а принцесса Диана сразу пришла на ум. Она ведь тоже посещала детей, больных СПИДом где-то в Африке. Может, и здесь была. 

Дункан и его сподвижник Ричард приглашают нас на поляну – игры на открытом воздухе. Эрика тут же берет инициативу в свои руки. Устраивает хоровод, запевая детскую английскую песенку. Все дружно подхватывают, пританцовывая и прихлопывая. 

Торжественно вручаю наши подарки – игрушки, ручки, шарики. Шарики вообще вызвали огромный восторг. Все охотно фотографируются и приходят в восторг, когда им показывают их же изображения на цифровике.

Визит подходит к концу. Даже не заметила, как пролетело время. Проходим в офис. На стене плакат, кто стал спонсором приюта. Одни австралийцы. Ну, еще двумя нашими австралийцами стало больше. 40 долларов в месяц – для них пустяк. Да и для многих наших отдельных граждан это не сумма. Но у них и у нас, почему-то разная психология и подход к милосердию. Может быть, многие из нас и помогли бы, но наша психология говорит: «твои деньги пойдут не туда, их обязательно украдут». И, к сожалению, примеров этому несть числа… 

Тепло прощаемся с Дунканом и Ричардом, на которых уже смотрю с восхищением, как дети на нас. Ведь работают они, практически, на одном энтузиазме. Ну и австралийцы, конечно, помогают…. На душе светло. Печали или какого-то осадка на душе нет. Возвращаемся в кемпинг. Наши встречают немым вопросом: «Ну что, жутко было»? Никто не ожидал моего ответа – «это одно из лучших событий в нашем путешествии». Некоторые даже пожалели, что не поехали….»

7 января. Весь день дорога – Буйони-Джинджа

Та же дорога обратно в Джинджу. Это большой минус в такой поездке. Хотелось взять какие-нибудь крылья, но узнав весь авиарасклад, поняли, что быстрее не будет. 

Время ланча. Это у нас соблюдается строго. Английская традиция. А кенийцы строго блюдут английские законы. Наверное, поэтому у них и более нормальный порядок, чем во многих других африканских странах. Как раз подъезжаем к поселку Kayabwe. Здесь очередная линия Экватора пересекает нашу дорогу. На пути к гориллам мы экономили время и не стали задерживаться в этом поселке. Попили кофе и вперед. 

Но сейчас решили здесь задержаться – тем более святое – ланч. Пока наш Вестон его готовил, мы прочесали все два ряда сувенирных магазинчиков по обе стороны дороги. Здесь все то же, что и в больших городах, но дешевле и можно хорошо торговаться. Барабан, лук со стрелами, различные статуэтки, картины – глаза разбегались от этого множества сувениров. Решил купить здесь только барабан и парочку на вид древних статуэток, а набор настоящего масайского оружия уже купить в Масай Мара. 

Продавцы сувениров охотно обсуждают проблемы своей жизни. – «Вы тоже будете иметь шесть детей, как и все здесь? - Спрашиваю молодую интересную женщину с выдающимися в средней части тела формами, у которой купил барабан – «Нет, только двух». - «А я только двух близнецов – и умываю на этом руки!»- воскликнула стоявшая рядом наша австралийка Эрика. 

После ланча (тертого сыра, кусочка ветчины-колбасы типа «докторской», кусочка помидора-огурца и ананаса со своей водой) решили отправиться на «экваторный эксперимент», который пару ребят проводили у экваторных символов-колец. Это уже, наверное, наше пятое или шестое пересечение этой магической линии во время этого путешествия. При первом пересечении даже подняли за это тост, при втором пересечении, решили, что в следующий раз новички должны проползти под машиной на этой линии, а третьего даже и не заметили. 

Но здесь, в этом поселке, это «чудо» обставлено по всем правилам бизнеса – построены два кольца-обелиска, внутри которых все фотографируются. Около одного из них стоят специальные ржавые воронки с нарисованными внутри закручивающимися в разные стороны спиралями. За 10 тыс. угандийских шиллингов ($6) черный малый показывает нашей группе суть вращения Земли. На северной стороне вода, выливаясь, крутится по часовой стрелке.

Прямо на линии Экватора она просто выливается в ведро без вращения, а пройдя метров двадцать на южное полушарие (мы проверяли по джипиэс) – вода, выливаясь из воронки, уже крутилась в противоположную сторону – против часовой стрелки. Я, как бывший научный сотрудник, сразу же не поверил в это и мы, уже самостоятельно, сами повторили этот эксперимент, раза три переходя из стороны в сторону, и радуясь, как дети, полученным езультатам.

Хорошо жить на Экваторе! Солнце здесь круглый год встает и садится в одно и тоже время - в 6.45 и в 18.45. А климат! Здесь потрясающий климат! - никогда не бывает жарче +30ºС и холоднее +16ºС! Это настоящий рай для людей, растений, животных и птиц! Но живут, почему-то очень бедно. Видно, не в количестве солнца счастье, а в его недостатке, что ли. А может у них жидкость в мозгах крутится не в том направлении или вообще не крутится, как вода в воронке на линии экватора?

Вот так и добрались незаметно в 17 часам опять до Джинджи. Заехали в даун-таун и немного отоварились напитками и фруктами. Особенно все запали на passion – маленькие плоды, похожие на теннисные шарики 4-5 см в диаметре. Разрежешь пополам, а там вкусная мякоть с маленькими семечками, которую надо выскребывать ложечкой. 10 шт. – полдоллара.

Останавливаемся опять в кемпинге Adrift/Nile high Campsite и берем большие тенты, в которых установлены кровати. Это и недорого и более уютней, чем в палатке. Около тента есть пару кресел, столик и можно принимать гостей. Здесь кусочек молодежной Англии – каждый день брекфест, рафтинг и вечерний рок с кадрами дневных приключений. Замечательная погода, прекрасный теплый вечер, а завтра куча адреналина – рафтинг!

Вывод: кемпинг Adrift/Nile high Campsite – весьма приличный. Есть различный «апгрейд» - тенты под крышей, коттеджи, дормы. Площадки для оверланд-траков и джипов оборудованы кухонями. Бар, джампинг, рафтинг. До города 3-4 км. Рядом есть более богатый и дорогой всегда пустующий отель коттеджного типа, в котором есть бассейн. 

8 январяВесь день рафтинг

Когда египтяне пытались проникнуть в глубь Африки по Нилу, их останавливали именно пороги, но современные технологии изготовления плотов позволили в июле 1996 г. совершить первый сплав по реке Виктория-Нил. С тех пор Уганда стала местом паломничества для тех, кто хочет повысить свой спортивный уровень и здесь – с нашего кемпинга – место старта.

Утром начинается регистрация участников рафтинга, оплата и разделение по экипажам. Все с разной степенью подготовки. Но - деньги на бочку и вперед – фирма гарантирует безопасность и удовольствие. Однако рафтинг, как и все экстремальные виды спорта, все же предполагает определенную готовность к риску, и каждый расписался в том, что любые последствия для здоровья он принимают на свою полную ответственность. Организатор – компания Adrift. Она уже много лет занимается этим делом здесь, и, по-моему, является единственной в этой области активного отдыха. Половина участников живет в нашем кемпинге, а часть приехала из Кампалы. 

С раннего утра вовсю идет подготовка – спасатели надувают плоты, проверяют и комплектуют снаряжение для участников. Опытных людей сразу видно – они спокойно примеряют снаряжение - жилет и каску, и со знанием дела выбирают весло. Новички немного тушуются, суетятся и не знают с чего начать. Но, надев на себя снаряжение, и с веслом в руке, гордо фотографируются на память (они еще не знают, что их ожидает!).

Рафтинг на целый день стоит 125 долларов и включает в себя прохождение 11 порогов (половина из них – 4-5 категории сложности). Расстояние сплава – около 30 километров. Из приятных вещей – ланч и дине: первый на островке, а второй - с барбекю и пивом - в конце рафтинга. Руководитель всего этого мероприятия канадец Эндрю – веселый малый с копной соломенных волос под теплой шапочкой на голове. 

Он единственный из белых сам был рулевым и первым показывал как нужно проходить пороги. Наши австралийцы сразу же пристроились к нему на плот. На всех остальных трех плотах рулевыми были черные ребята, но квалификация у них была тоже хорошая. После инструктажа на земле и общего фото на память (а вдруг последнее?), спускаемся к руслу реки. Плоты уже ждут нас. На нашем плоту все наши 7 человек. 5 мужчин и две женщины. Загребными были я и Петя, как самые «досвидченые». 

На этих популярных сейчас во всем мире падл-рафтах (плот на веслах) каждый участник должен стать членом единой команды, которой управляет опытный рулевой-капитан. Его приказы должны выполняться быстро и беспрекословно. Команда должна действовать как один человек и экипажу нужно только выполнять команды капитана, не раздумывая ни секунды над ними. 

В качестве такого командира нам достался чернокожий малый Джума. Он кратко прочел лекцию о правилах поведения при управлении плотом. Команды простые и их всего несколько, но выполнять их нужно быстро и точно. Основные команды такие: get down- падать на дно рафта, get up – встать, hold on – так держать, out – все из рафта, back perrows – грести веслом назад, и, наконец, forward – грести вперед! Если замешкаешься – можно получить веслом по голове от соседа или выпасть в реку. И то и другое неприятно, но не смертельно. 

Из семи человек нашего экипажа практически никто не знал угандийского английского кроме меня. Пришлось брать на себя функции и переводчика и второго капитана. Обучение на тихой воде прошло нормально. Долго не могли приспособиться к команде get down – никак не удавалось разом уместиться всем на дне рафта. Если первым падал Петр, с которым мы были первыми загребными, мне уже места на дне плота не было – спереди ведь нос сужался и, соответственно, наше внутреннее пространство было меньше чем у других пар. 

Несколько раз для практики повыполняли все команды и разок специально перевернулись, чтобы почувствовать вкус воды и научиться возвращать плот в нормальное положение. С трудом забрались обратно на плот. Особенно трудно вылезать из воды первому-второму. Первым всегда был Джума, а вторым, как самый могучий - Петр. Каково будет дальше, покажет жизнь. Новички, кажется, немного струхнули, но вида не показывали. Во всяком случае, внешне. Все наши мужчины кроме Славы, уже имели опыт сплавов. Мы с Петей были на рафтинге на Замбези. Кроме того, мы с Пашей и Виктором сплавлялись год назад на Бэррон-ривер в Австралии. Конечно, это не Замбези, но опыт был.

После короткой программы обучения пошли на первый порог Morning Shower (утренний душ). Он был прямо под баром нашего кемпинга и нужно было его пройти хорошо, чтобы не оплошать в глазах наблюдавших сверху женщин. Этот порог, или по ихнему рэпид, прошли нормально. Да он, наверное, и никакой категории не имеет. 

Приятно качнуло, а дальше плывем по течению около километра и выполняем учебные команды get up, out, back perrows и forward. Купаться в Ниле приятно – вода теплая и уже (остались перед плотиной ГЭС на оз. Виктория) нет крокодилов. А другие крокодилы появятся гораздо ниже по течению. Впереди послышался легкий шум. Это порог Donald Duck (4к). Проходим легко. Становится радостно – we did it! - мы сделали это! 

Дальше следует второй рэпид четвертой категории Bujagali Falls. Все ОК – нас снимают на видео! Будет что показать дома! И вдруг, уже вынырнув, наш плот резко кренится, переворачивается, и мы все оказываемся в воде. А некоторых плот накрывает с головой. Оказывается (это мы потом хорошо увидели на ДВД), наш кормчий Джума коварно дергает в одну сторону за веревку и плот переворачивается. Оказаться прямо под плотом было не очень приятно. Можно даже захлебнуться, если запаниковать. И хотя под ним много воздуха, находиться долго в таком положении неприятно. 

Под плотом, как потом оказалось, нас было четверо. Нужно было быстро приподнять его край и вынырнуть из-под него. Благо, вода глубокая. Джума уже был на его крыше (днище) и быстро с нашей помощью возвратил его в нормальное состояние. – «Это была тренировка» - заулыбался Джума. «Все ОК?» «Ес! Ес, Сэр! Вот, сука!». Но, спасибо за науку - больше мы ни разу не переворачивались. По обоим берегам реки видна большая стройка – строится очередная плотина. Если построят, то тех порогов, через которые мы прошли, уже не будет никогда. Следующие два порога прошли на «ура» - мы все можем! Потом почти два километра пришлось сидеть на веслах и грести.

После несложных рэпидов Easy Rider и Total Gunga наш капитан как-то посерьезнел, и это передалось нам – «Сейчас будет Silver Back - Серебряная спина - 5-я категория сложности. Другое название у него – Big Brother (Большой брат). Слушать и быстро выполнять все команды! Вперед!» И, работая изо всех сил веслами, мы понеслись навстречу водной пыли, которая кипела впереди. Порога было не видно – он был где-то внизу. Все было мгновенно – мы куда-то падали, гребли, кричали от радости, выгребали снова. Все длилось несколько секунд. 

И вот мы снова на тихой воде и уже как зрители смотрим наверх. Вот это, да! Мы прошли его! С сочувствием смотрим за прохождением других ребят. Вот видно как уже второй плот летит вниз в белую пучину и как поднимается почти вертикально его нос и пару человек, не удержавшихся или поздно прыгнувших на дно плота, медленно, как в замедленной съемке, вылетают из рафта - неточно выполнили команду Гет даун! Услышав ее, нужно мгновенно бросать все и падать на дно плота, но не забывая при этом одной рукой под мышкой удерживать весло, а другой крепко уцепиться за веревку на борту.

Каждый рафт (а это надежное и непотопляемое сооружение из прорезиненной ткани) сопровождают опытные спасатели на каяках – маленьких байдарках. Один из них первым проходит порог и наблюдает за прохождением плота, второй следует после прохождения рафта. Если кто-то выпадает из плота, нужно не сопротивляться волнам, а спокойно плыть по течению. Спасательный жилет не даст утонуть, а каска защитит голову от удара о камни. Спасатели увидят и быстро подплывут. Выпавший должен просто держаться за нос или корму каяка, и он доставит потерпевшего к своему плоту. Все, кто прошел “Big Brother”, шутили у нас, поняли какого цвета адреналин (если заглянуть в штаны). 

Пару километров идем, слегка управляя веслами, по хорошему течению реки. По берегам сидят рыбаки, женщины заняты стиркой, купающиеся дети машут руками. Для них, хоть это и не в диковинку, так как видят такое почти каждый день, но все равно, наверное, странно: «Эти крейзи мзунгу (белые дураки) тратят за такую ерунду за день столько денег, сколько мы зарабатываем за месяц, а то и за год!». Подходим к порогу 3k Point Break и проходим его одним махом. 

Оказывается, незаметно пролетело уже больше трех часов с момента нашего сплава и настало святое время ланча. Здесь четко соблюдаются все хорошие английские традиции. Все плоты заходят в спокойную бухточку у небольшого островка Wakisi. Здесь, в тени высоких деревьев, стоят длинные столы под навесом. На столах обильный ланч – несколько видов сыров, салатов, ветчин и колбас. Из фруктов – ананасы, папайя, авокадо и арбузы. Из напитков – соки, чай, кофе. 

Через сорок минут – снова в путь. После ланча долго плывем по спокойной воде. Приходится много грести. Мы в водах Wildwaters Reserve. Здесь большой разлив реки, много островков, на которых масса всяких птиц. Эта резервация, созданная по частной инициативе, охраняет здесь уникальную фауну и флору. 

Небо облачное и это многих расслабило насчет употребления защитных солнцезащитных кремов. Вечером увидели результаты – ожоги третьей степени носов и коленей. Плывем уже около часа, периодически ныряя в воду, чтобы охладиться и следуем за плотом по течению среди этой безмятежной красоты. Вместе с нами плавали и ныряли змеешейки. Эти птицы-ныряльщики были черными и казались одетыми в гидрокостюмы подводников. После рыбалки змеешейки отдыхают на камнях и сушат крылья, забавно расставив их в стороны. 

Про пороги уже не хочется и думать. Но вот вдали нарастает какой-то рокот. Впереди стояла стена водяной пыли и рев падающей воды. В этом месте река сужается и из большого разлива, по которому мы плыли, превращается в узкое русло. Это порог Overtime 6-й категории. Другое его название - Dead Duthcman (Мертвый дядя Дучман). Высота перепада воды – 4,5 метра. Дебит – 10 куб. м. в секунду. Сейчас, когда много воды, есть три варианта его прохода – по 4, 5 и 6-й категории. Наш капитан выбирает средний вариант, который идет ближе к правому берегу реки, и мы по команде One, Two, Three! пролетаем его без приключений. 

Два других плота, поочередно зацепившись за камень, застряли в нижней части порога. И только после сильных раскачиваний плота им удалось освободиться из этого плена. Сразу же, на одном дыхании, проходим сложный порог Retrospect (4к), который находится чуть ниже по течению. Здесь получились эффектные видеосъемки, которые мы заказали. Еще через два-три километра сплава по хорошему течению мы видим два совмещенных порога третьей категории – Bubugo и Super Hole. Проходим по средней части – через Bubugo. Справа остался Super Hole. По нему любят спускаться любители плавания на досках.

В итоге мы спустились вниз по течению Нила 31 километр и прошли 11 порогов, расположенных у его истока. По существующей всеобщей классификации порогов по классам сложности: от первого - «легко проходимые невысокие пороги», до пятого («длинные и опасные пороги, высокие и подчас неожиданные волны») и шестого («максимальная сложность и подчас смертельный риск») мы прошли не только пороги третьего и четвертого класса, но и три порога пятой категории (Big Brother, Overtime и Bad Place). 

На шестой категории наши капитаны рисковать не стали, и мы благоразумно обнесли наши плоты по земле, минуя порог Itanda (6к). Сразу за ним начинался печально известный порог Bad Place (5к). Спустив плоты на спокойную воду перед ним, мы видим на противоположном высоком левом берегу какие-то постройки кемпинга. Там нас ждут две машины с шашлыками и холодным пивом. Это конец нашего однодневного рафтинга и начало сплава для тех, кто будет спускаться завтра второй день еще ниже по течению Нила. А пока нам нужно пройти этот Bad Place. 

Все четыре рафта собрались в маленьком заливчике ниже порога Itanda, дружно перекрестились и ринулись через Bad Place навстречу удаче и шашлыкам. Здесь адреналин лился рекой и все самые лучшие и драматические кадры видеосъемок были именно здесь. Два рафта прошли нормально, а два перевернулись. 

Наверное, каждый второй был новичком в этом деле, а большая половина из них - девчонки. Но все они старались, держались и работали веслами. Многие кричали от страха, а потом плакали от радости. И клялись: «Больше? - Никогда!».

Наконец, все позади! Мы дошли! И уже забылись обещания – «Больше никогда»! И я уверен - каждый еще раз захочет испытать себя снова в другом рафтинге. 

Уже дома, еще не раз пережил острые эмоции этого дня, просматривая кадры видео и паря над этими местами через «Google планета Земля».

Такое не забудется никогда! 

И это тоже была Африка!

Советы: сплавляться можно всем у кого нормальное физическое и психическое здоровье. Хорошее оборудование, снаряжение и страховка. В любую погоду нужно использовать солнцезащитные кремы, так как сплав идет почти 6 часов, а экваториальное солнце хорошо «достает» и через облака.

9 января. Исток Нила. Джинджа.

Сегодня свободный от всяких мероприятий день и можно познакомиться с городом, в окрестностях которого мы стоим в кемпинге. Джинджа (в переводе Стивена не помню, с какого языка - Имбирь) расположился на берегу озера Виктория. Считается главным индустриальным центром Уганды и вторым по величине городом. Город перекрыт дамбой "Овен Фолз", на которой построена гидроэлектростанция, снабжающая Уганду, Кению и Танзанию электроэнергией. 

Через верхнюю часть дамбы с ГЭС проходит основное шоссе, соединяющее Кампалу и Джинджу. Только мы сунулись с камерами в окна, Стивен тут же посулил громадный штраф и кутузку для всех – «Это стратегический объект»! Везде стоят камеры!». Мы ничего не заметили, кроме многочисленных гусей и аистов, плававших в тихих затоках перед плотиной. Нашли чем нас удивлять! Каких-то сто метров плотины. Они не видели наших Днепрогэса и Красноярской!

Город знаменит тем, что здесь берет свое начало река Нил. К истоку можно добраться на такси. Он функционирует по всем правилам местного бизнеса – огорожен забором, и мимо рядов с сувенирами не пройдешь. За 10.000 угандийских шиллингов ($5,5) с носа проходим по парку мимо снующих под ногами мартышек и спускаемся по дорожке вдоль рядов с сувенирной продукцией и танцующих на травяном бугорке девочек лет 12 в юбочках из лыка. Рядом стояла пышная тетя, загораживая весь проход к реке и собою, и протянутой рукой с блюдом для вознаграждения танцующих девчат. 

Чтобы посмотреть сам исток Нила, нужно взять лодку. Уже по дороге нас постоянно стали напрягать на эту тему два парня и предлагать свои лодки - «самые дешевые - всего по 10.000 с человека». Я знал, что это, с большой вероятностью, посредники. Проявив выдержку и задержавшись у лотков с сувенирами, мы спокойно подошли к берегу и взяли лодку на шесть человек всего за 30.000 Ушек. Думаю, что и это был перебор за получасовую прогулку. 

С третьей попытки затарахтел мотор и лодка, преодолевая сильное течение, пошла навстречу великому открытию 19 века – истоку Нила. История его поисков изобиловала трагическими страницами. Это хорошо показано в знаменитом фильме «Лунные горы». Пытаясь усилить впечатления от местных красот, лодочник повел свою тарахтевшую ладью вдоль берегов, чтобы удивить белых людей изобилием птиц, сидевших на прибрежных кустах. Они, заслышав наше приближение, все время дружно снимались со своих мест и перелетали все дальше от нас. 

Погоня за птицами сочеталась с приближением к небольшому островку, стоявшему посреди русла. Там уже толпился народ. В ста метрах от этого островка был другой, весь заросший кустами. Справа расстилалось озеро Виктория, и было видно, как вода из него бурным потоком с большой скоростью устремлялась в это пространство между островками. Это и есть исток Нила. И именно отсюда идет отсчет его продолжительности до Каира – 6650 км. - расстояние от Петербурга до Забайкалья. 

На берегу нашего острова было два сооружения – доска с информацией том, что мы там, где надо и каменный обелиск, на который все лезут сделать фото типа «Я и исток Нила». Но на фото будет видна только физиономия и кладка из камня. А сам исток будет сзади фотографа. 

Спросив нашего лодочника об истории этих мест, услышал что-то невразумительное. Вряд ли он что-то знал о первооткрывателях этих мест Ричарде Бертоне и Джоне Спике в 19 веке. И уж тем более он ничего не знал о сопутствующих открытиях Джеймса Брюса в более ранние времена. Исследователи поздних времен нашли доказательства истоков Нила в Бурунди и Руанде. В конечном итоге все эти реки образуют тот самый Нил, который мы знаем по Египту.

Зато он с готовностью вызвался отвезти нас поближе к городу – «я вас высажу в порту»! Мы поплыли по озеру Виктория мимо заросших кустами берегов. Осока, высокая трава, среди которой было много водоплавающих птиц. Не было песчаных пляжей, и никто не купался. В озере купаться не советуют – можно заболеть шистоматозом. Проплыв около двух километров он сказал – сейчас будем причаливать. Где тут порт? Впереди был только маленький дряхлый мостик, на котором женщина полоскала белье.- Вот здесь! Где высаживаются – там и порт! Мы высадились рядом с мостиком и распрощались с нашим капитаном.

Пройдя еще пару километров пешком, добрели до центра Джинджи. Не город, а восточный базар. Здесь все на виду и ни от кого нет секретов – все делается на улице. Шьют одежду, готовят еду, и все продают. Думаю, здесь можно даже найти пропеллер от старого Фармана. 

Удивляют белые манекенщицы возле магазинов. В этих краях смешались различные культуры и народы – банту, индусы, арабы. Увидев вывеску «Ресторан» заглянули внутрь - людей полно, но хороший кофе не готовят – только из «ведра». Пища готовится на улице – прямо на костре. Рядом - на куче строительного мусора, «игравшего роль» стола, лежала неструганая доска, и на ней рубилось мясо. 

Вряд ли эта доска менялась хотя бы каждую неделю. Все было просто и «гигиенично». Побродив еще немного, взяли такси и поехали к себе домой – в свой родной кемпинг набираться сил перед завтрашней обратной дорогой в Кению. Там нам предстоит посетить два интересных национальных парка - Найваши и Масай Мара.

Вывод: на исток Нила съездить стоит – красивое место, ну и можно приобщиться заодно к истории. Для любителей восточно-африканской экзотики – город то, что надо – базар-вокзал. Смесь разных культур и религий.

 

Очерки

  1. От пустынь Намибии к водопаду Виктория

  2. БОТСВАНА. САФАРИ В ДЕЛЬТЕ РЕКИ ОКАВАНГО

  3. Финал кенийского галопа

  4. НАМИБИЯ. В ГОСТЯХ У ПЛЕМЕНИ ХИМБУ.

  5. Мадагаскар.

    Путешествие по острову сказок.

  6. ПОСЛЕДНИЕ СНЕГА КИЛИМАНДЖАРО

  7. У БУШМЕНОВ НАМИБИИ

    2017

  8. Дорога в Уганду

  9. АФРИКАНСКИЙ ОВЕРЛЭНД.
    Часть 1. КЕНИЯ.
    Галопом по национальным паркам

  10. ЧИЛИ.
    Пуэрто Наталес.
    Горный массив Торрес дель Пайн

  11. БРАЗИЛИЯ.
    АРГЕНТИНА.
    ПАТАГОНИЯ

  12. Новая
    Зеландия.
    Страна длинных белых облаков. Часть 1. Южный остров

  13. Новая
    Зеландия.
    Страна длинных белых облаков. Часть 2. Северный остров

  14. АВСТРАЛИЯ.
    Страна Down Under (наоборот). Часть 1. Западная Австралия

  15. ФИДЖИ.
    Архипелаг нашей мечты

  16. АВСТРАЛИЯ.
    Страна Down Under (наоборот). Часть 2. Восточное побережье

  17. АВСТРАЛИЯ.
    Страна Down Under (наоборот). Часть 3. Остров Тасмания

  18. АФРИКА.
    ДАЛЕКАЯ И БЛИЗКАЯ.
    КЕНИЯ

  19. АФРИКА.
    ДАЛЕКАЯ И БЛИЗКАЯ.
    Часть 2. ТАНЗАНИЯ

  20. АФРИКА.
    ДАЛЕКАЯ И БЛИЗКАЯ.
    Часть 3. ТАНЗАНИЯ-МАЛАВИ

  21. АФРИКА.
    ДАЛЕКАЯ И БЛИЗКАЯ.
    Часть 4. - ЗАМБИЯ, ЗИМБАБВЕ, ЮАР

  22. Боливия

  23. Перу,
    Эквадор (Галапагосские острова)

  24. Южный Вьетнам.
    Жизнь в дельте Меконга

  25. Последние снега Килиманджаро. Акклиматизация

  26. Куба.
    Любовь моя?

  27. Куба.
    Любовь моя?
    - Прощай!

  28. Последние снега Килиманджаро. Восхождение

  29. Остров Фу Куок - жемчужина Южного Вьетнама

  30. Треккинг в Лангтанг и к озеру Госайкунда, Непал.

  31. Путешествие в каменный век. Дорога на Папуа и к Короваям

  32. Путешествие в
    каменный век. Жизнь в племени Короваи

  33. Путешествие в
    каменный век. Трек по долине Балием и племя Дани

  34. Вокруг Манаслу: неизвестный Непал

  35. Бруней. Реальный миф. Часть 1.
    Султан и брунейцы

  36. Бруней.
    Реальный миф.
    Часть 2.

    Основные достопримечательности столицы и ее пригородов

  37. Соловецкие
    острова.
    Путевые
    заметки

  38. Непальские заметки.

    Рассветы и закаты

  39. Архангельск.
    Путевые
    заметки

  40. Южный Вьетнам.

    Муйне и его достопримечательности.

  41. Пашупатинатх -
    место начала
    реинкарнации.
    Непал

  42. Трек
    вокруг Аннапурны
    апрель-май
    2013г

  43. Уарас и
    окрестности,
    Перу

  44. Вокруг Исландии
    за 10 дней.
    Южные водопады

  45. Вокруг Исландии
    за 10 дней.
    Золотое кольцо

  46. План поездки вокруг Исландии
    за 10 дней

  47. Вокруг Исландии за
    10 дней. Ледяная лагуна

  48. Вокруг Исландии
    за 10 дней.
    Мыс Стокснес и ванны у ледопада

  49. Вокруг Исландии
    за 10 дней.
    Восточные фьорды

  50. Вокруг Исландии.
    Водопады
    Деттифосс,
    Селфосс и
    Хафрагилфос

  51. Вокруг Исландии
    за 10 дней.
    Тюлени и
    динозавры

  52. Вокруг Исландии
    за 10 дней.
    Северные вулканы и
    Паффины

  53. Вокруг
    Исландии
    за 10 дней.
    Охота на китов и
    водопад
    Годафосс

  54. Вокруг
    Исландии
    за 10 дней

  55. Вокруг Исландии
    за 10 дней.
    Водопады Лавы

  56. Трек
    к Лагуне-69 в Национальном парке Уаскаран

  57. Тайны
    плато Наска,
    Перу.
    Май 2014

  58. Древний
    Варанаси
    в преддверии
    Нового
    2015 года,
    Индия

  59. Рафтинг, сафари, банджи, параглайдинг, маунтинбайк в Непале
  60. Рафтинг
    на реке Днестр
    в августе 2015

  61. Землетрясение
    в Непале,
    треккинг
    осенью 2015.